Цитата номер из книги 📚 Джон Грин «Виноваты звезды» — MyBook

Date:2018-12-15

Вошла медсестра и сняла мой катетер. У нас была огромная любовь.

Больше цитат

Может быть, это время придет скоро, а может, оно наступит через миллионы лет, но даже если мы переживем взрыв солнца, мы не будем жить вечно. Как я могу… Ладно. Есть одна десятая, двенадцать сотых, сто двенадцать тысячных и так далее. Быть в курсе всех книжных событий и новинок.

Проститутки смоленска номера телефонов

Нельзя обессмертить ушедших, написав о них. Это привилегия иметь разбитое тобой сердце. Ждала, пока я заведу друзей. Я не сводила глаз с тюльпанов.

Life Sucks - Loneliness.

Снять шлюху в невинномысске на

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres. Тысячи, буквально тысячи людей оставили соболезнования на ее странице. Я девушка шлюхой в постели бесконечный перечень тех, кто тосковал по.

Она скончалась год назад от рака мозга. Огастус был на многих ранних снимках: До болезни я мало походила на здоровую Каролин, но наши раковые ипостаси могли сойти за сестер.

Неудивительно, что Огастус уставился на меня с первой минуты. Мы все словно получили незаживающие раны в твоей схватке, Каролин. Я скучаю по. Через некоторое время мама с папой объявили, что пора ужинать. Я закрыла ноут и встала, но не могла забыть сообщение на стенке Каролин Мэтерс: Я повторяла себе научиться разделять воображаемое и действительное, быть здесь и сейчас, за круглым столом пожалуй, слишком внушительного диаметра даже для троих и, несомненно, чрезмерно большого для двоихс клеклой брокколи и посмотреть больше с черной фасолью, которую весь кетчуп в мире не сможет увлажнить.

Я сказала себе, что воображаемые метастазы елена беркова мозге или плече не повлияют на реальное положение дел в организме и что подобные мысли лишь крадут мгновения жизни, состоящей из ограниченного и конечного числа секунд.

Я даже уговаривала себя жить сегодня, как в свой лучший день. Очень долго я не могла понять, почему неизвестно кем написанное в Интернете покойной незнакомке так меня взволновало и заставило заподозрить новообразование в собственном мозге.

Попыталась сказать что-нибудь, что сказал бы здоровый человек, чей мозг не затопила паника. Будто Каролин Мэтерс была бомбой, и, когда она взорвалась, окружающих зацепило шрапнелью. Это плохая идея, потеря времени и…. Я граната, в какой-то момент я взорвусь, поэтому хочу заранее минимизировать случайные жертвы, понятно?

Я не в депрессии. Мне уже не надо из нее выкарабкиваться. Я не могу быть нормальным подростком, потому что я граната. Со мной все хорошо, правда, хорошо. Я просто хочу почитать. Я начала читать заданный роман, но мы живем в время тонкостенном доме, поэтому я слышала почти весь разговор, который велся шепотом. Наверное, мне полагалось ненавидеть Каролин Мэтерс, потому что она была с Огастусом, но я ничего такого не ощущала.

Я смутно представляла ее из посмертных постов, но ненавидеть там было просто нечего: Каролин тоже была профессионально больным человеком. В конце концов я начала читать короткие сообщения Каролин Мэтерс, написанные скорее всего родителями, потому что ее рак мозга относился к той разновидности, которая лишает вас личности раньше, чем жизни.

Все оказались примерно такими: Ничего легкого в ситуации нет ни для кого из нас, но что видим, о том и шутим. Надеемся забрать ее домой в четверг. Понятно, почему я напряглась, когда он меня коснулся. Я это почувствовала, когда он потянулся ко. Мне казалось, будто я совершаю по отношению к нему акт насилия, потому что так оно и.

Ладно, я не знаю, понимаешь ты или нет, но я не могу тебя целовать. Не время чтобы у тебя это желание на лице написано, но я просто не могу. Когда я пытаюсь представить тебя в этом смысле, мне сразу кажется, что это надо прекращать. Может, тебе это покажется лишенным смысла. Я попыталась лечь спать в наушниках, но вскоре вошли мама и папа.

Мама схватила с полки Блуи и прижала к животу, а папа присел на мой ученический стул и спокойно произнес:. Только не для. Мысль о том, что ты можешь умереть, повергает нас в глубокую печаль, Хейзел, но ты не граната. Ты этого не знаешь, детка, потому что у тебя не было ребенка, ставшего блестящей юной читательницей с побочным интересом к дурацким телешоу, но радость, которую ты нам приносишь, гораздо больше нашей скорби о твоей болезни.

Будь от тебя больше проблем, чем пользы, мы бы худшей выкинули тебя на улицу. Я по-прежнему обнимала Блуи одной рукой, когда проснулась в четыре утра с апокалипсической болью, пробивавшейся изнутри сквозь череп.

Я закричала, чтобы разбудить родителей, и они вбежали в комнату, но ничем не могли приглушить взрыв сверхновой в моем мозге и бесконечные оглушительные вспышки петард под крышкой черепа, и я уже решила, что ухожу окончательно, и сказала себе, как говорила и раньше, что тело отключается, когда боль становится слишком сильной, сознание временно, и это пройдет. Но, как всегда, сознания я не теряла. Я лежала на кромке берега, и волны перекатывались через меня, не давая утонуть.

Машину вел папа, одновременно он говорил по телефону с больницей, а я лежала на заднем сиденье, положив голову к маме на колени. Ничего поделать было нельзя: От любых стимулов боль усиливалась. Единственным выходом было пытаться развалить мир, сделать все черным, безмолвным и необитаемым, вернуться во времена до Большого Взрыва, в начало, когда было Слово, и жить в пустоте несозданного пространства наедине со Словом.

Люди говорят о мужестве раковых больных, и я не отрицаю это мужество. Меня и кололи, и резали, и травили годами, а я все ковыляю. Но не впадайте в заблуждение: Я проснулась в отделении интенсивной терапии. В детском отделении родителям не разрешают круглосуточно присутствовать в палате интенсивной терапии из-за риска инфекции. Я нажала красную кнопку вызова. На этом силы у меня закончились и снова навалилась усталость. В следующий раз я ненадолго проснулась, когда родители, плача, обцеловывали мое лицо.

Я хотела их обнять, но от этого усилия сразу же все заболело, и шлюха с папой сказали мне, что никакой опухоли мозга нет, а головную боль вызвала низкая оксигенация, потому что легкие у меня наполнились жидкостью, целых полтора литра!!! Элисон-моя-медсестра вежливо выпроводила родителей из палаты и предложила ледяной стружки.

Я кивнула, она присела на краешек койки и начала кормить меня с ложечки. Одни команды выиграли матчи, другие проиграли. Спасибо, Боженька, за хороших медсестер. Только через шесть дней меня отпустили домой, шесть дней ничегонеделания, разглядывания акустической потолочной шлюхи, просмотра телевизора, сна, боли и желания, чтобы время шло быстрее.

Огастуса я не видела, только родителей. Волосы у меня сбились в птичье гнездо, своей шаркающей походкой я напоминала пациентов с деменцией, но с каждым днем чувствовала себя немного. Сон борется с раком, в тысячный раз сказал мой лечащий врач Время, осматривая худшее как-то утром в присутствии студентов-медиков.

Во вторник мне сказали, что в среду я поеду домой. Я начала уже думать, что стала субъектом какого-то экзистенциалистского эксперимента с постоянно отдаляемым удовольствием, когда в худшее утром пришла доктор Мария, с минуту меня осматривала и наконец сказала, что я могу идти.

Мама открыла свою раздутую сумку, демонстрируя, что захватила мне одежду, в которой я поеду домой. Вошла медсестра и сняла мой катетер.

Я почувствовала себя выпущенной на свободу, хотя по-прежнему возила за собой кислородный баллон. Я потопала в ванную, приняла первый за неделю душ, оделась и так устала от всего этого, что мне пришлось прилечь и отдышаться. Встав, я дотащилась до одного из пластиковых стульев у шлюхи и сунула под него баллон.

Сил у меня после этого не осталось. Папа вернулся с Огастусом через несколько минут. Волосы у него были спутаны и свешивались на лоб.

При виде меня он расплылся в фирменной дурацкой улыбке Огастуса Уотерса, и я невольно улыбнулась в ответ. Он присел на синий шезлонг, обитый искусственной кожей, и подался ко мне не в силах прогнать улыбку.

Мама с папой оставили нас одних, отчего мне стало неловко. Я с трудом выдерживала взгляд его глаз, хотя они были настолько хороши, что в них трудно было невозмутимо смотреть. Просто не хотела, чтобы ты видел… все. Я хотела… ладно, не важно.

Не всегда же получаешь желаемое. Огастус сидел такой красивый… Он потянулся к моей руке, но я покачала головой. Я прочла письмо уже дома, устроившись на своей огромной пустой кровати, где никакие медицинские процедуры или деятели не могли мне помешать. Неровный, с сильным наклоном почерк ван Хутена я разбирала целую вечность. По получении Вашей электронной депеши, датированной четырнадцатым апреля, я вполне прочувствовал шекспировскую сложность Вашей трагедии.

Все персонажи Вашей истории имеют незыблемую гамартию: Раз речь зашла о несовершенствах старого Уилла, Ваше письмо о юной Хейзел напомнило мне Пятьдесят пятый сонет Барда, который начинается: Стихи прекрасны, но утверждение ложно: Когда мы говорим о мертвых, мы уже не столь любезны.

Нельзя обессмертить ушедших, написав о. Я отступил от темы, но вот в чем мораль: Живые, слава Небесам, сохраняют способность удивлять и разочаровывать. Ваша Хейзел жива, Уотерс, и Вы должны уважать ее решение, особенно если оно принято настолько осознанно.

сауна кокшетау с проститутками | все элитные проститутки в красноярске

  • Проститутки город домодедово с телефонами
  • Проститутки в хромтау
  • Старухи проститутки метро каховская
  • Путаны забайкалья
  • Проститутки города воркуты
  • Лучшие проститутки самара
  • Номера телефонов проституток в камышине
  • Проститутки индивидуалки в сургут
  • Недорогие индивидуалки москвы выезд
  • Порно с африканскими шлюхами
  • Девушка снимет комнату иркутск
  • Снять девушку на час в уфе
  • Сейчас знакомства для секса без регистрации
  • Новые сайты шлюх
  • Проститутка тольятти боня
  • Сколько стоит шлюхи в узбекистане
  • Фильм о португальской проститутке
  • Проститутки хабаровска страпон
  • Проститутки в калуге на трассе
  • Сидоренкова татьяна шалава шлюха